ФЭНДОМ


Tab leg-act


«Мы куртзены сосредоточиваем аспекты энергии нашей жизни в таких предметах, как эти. Когда наш внутренний мир теряет конкретный аспект, мы используем эти объекты, чтобы привести себя в равновесие.»
— Арризза о тотемах (источник)

Куртзены (англ. Kurtzen) — безволосые гуманоиды с белой кожей с планеты Бакура. Они были единственными разумными существами в родном для них мире; малочисленные, они стали меньшинством, когда человеческие поселенцы прибыли на планету в 150 ДБЯ. Kуртзены страдали от дегенеративного генетического нарушения, которое ограничивало рост их населения. Хотя медицина человеческих поселенцев помогла им преодолеть болезнь, куртзены составляли лишь пять процентов населения Бакура в 4 ПБЯ. Несмотря на это, обычно не более двух детей в семье достигали зрелого возраста. Kуртзенское общество было разделено на племена и роды.

Биология и внешний вид

«Вдруг шаман взял один из тотемов мальчика, который он носил на шее, и поднял его. Мальчик встал и, откинув голову назад, проглотил маленький, вышитый бисером объект, верёвку и все остальное. Я был уверен, что это настолько большое вызовет у него удушение, или бы застрянет в его желудочно-кишечном тракте. Но, по словам шамана, они делают это все время, и с выходом тотема, болезнь так же уходит.»
— Старший антрополог Маммон Хул, на куртзенской церемонии лечения (источник)

Kуртзены были одним из видов разумных существ с гуманоидной анатомией, состоящей из головы, туловища и четырех конечностей. Их руки имели пятипалые ладони, большой палец был противопоставлен остальным;[1] кончик каждого пальца оканчивался ногтем,[5] и на руках могли вырасти мозоли от тяжелой работы.[4] Белая кожа в куртзенов была свободна от волос,[6] что делало тело блестящим, по крайней мере у некоторых членов вида.[4] Высота взрослого члена вида колеблется от 1,2 до 1,7 метров,[2], рост 1,5 метра является средним.[1]

Лицо куртзеов было в значительной степени гуманоидным, с двумя глазами над выступающим носом. Ниже его был горизонтально расположенный рот; два уха росли на боковых сторонах головы. Нос был широким и относительно плоским.[7] Верхняя части головы был покрыта толстыми, узловатыми выступами кожи[2], которые росли рядами из задней части лба к макушке.[7]

Kуртзены могли дышать в кислородно-азотной атмосфере Тип 1.[8] Их рацион включал мясо копытных своей родины - Бакуры. Их пищеварительный тракт позволял куртзенам проглотить большой объект и переваривать его в течение одного дня.[1] Kуртзены имели по крайней мере один пол, мужской.[9] Они страдали от высокого уровня младенческой смертности; обычно не более двух детей на семью доживали до взрослой жизни, даже с доступом к передовой медицинской помощи. Kуртзены считались старыми в возрасте 60 лет.[2]

Общество и культура

«Пока я смотрел на куртзенскую врачевательную церемонию, я был в восторге от использования музыки, цвета и образа.»
— Старший антрополог Маммон Хул (источник)

Куртзены были известны своим мягким темпераментом,[1] тихим поведением, и не конфронтационными отношениями.[7] На протяжении большей части своей истории, они делились на племена[2] и роды[1], которые кочевали по лесам планеты Бакура[2], как кочевники с технологиями каменного века.[7] Эти группы бродили из одного лагеря в другой вслед за своей добычей, стадами копытных. Kуртзенские семьи были близки, и они всегда отмечали хорошие события, происходившие с родственниками.[1]

Религия

« Мы считаем, что сила жизни фокусируется на объектах, которыми мы окружаем себя. Невольно или преднамеренно, то, что мы собираем укрепить, то, что мы есть, это делает нас сильнее или, порой, слабее. В сбалансированной жизни, внутренние и внешние миры понимают друг друга с полуслова. Когда жизнь несбалансированна, внутренние и внешние аспекты должны быть соответствующим образом скорректированы. »
— Aрризза (источник)
Куртзен

Kуртзенская одежда была открытой и просторной, чтобы обеспечить надлежащее направление жизненных сил.

Традиционная культура куртзенов была глубоко религиозна.[2] Их духовность подчеркивала концентрация жизненных энергий в небольших физических элементах, известных как тотемы[1] или жизненные безделушки.[6] Расставляя эти предметы рядом, куртзен приглашал удачу.[1] Объекты использовались, чтобы привлечь определенного типа энергию, которой по замыслу хозяина, не хватает внутри. И наоборот, куртзен окруженный неправильными объектами, приглашал негативные энергии в организм, что мог причинить вред. Конечная цель этих практик должна была привести внутреннее тело в равновесие с внешним миром.[4] Ученые предположили, что эта философия направления невидимых сил вышла на видное место, когда население куртзенов начало вступать в период сокращения численности населения. Шаманы служил куртзенским общинам как религиозные лидеры.[1]

Ритуалы, предназначенные исцелять больных, аналогично управляются по принципу пребывания тела в гармонии с окружающей средой.[4] Во время одном церемонии исцеления, свидетелем которых стал шиидо старший Антрополог Маммон Хул, шаман молился над больным мальчиком, а другие кружились и скандировали вокруг него. Когда глаза пациента широко раскрылись и потускнели, шаман вставил тотем в рот мальчика, и он проглотил его. Когда тотем позже вышел, шаман утверждал, болезнь вышла с ним.[1] В другом ритуале, свидетелем которыго стал человек рыцарь-джедай Лея Органа Соло в 28 ПБЯ, целитель не был шаманом, но был уборщиком - куртзен Aрризза, который пытался очистить дух рыцаря-джедая Тахири Вейлы. Сначала он закрыл глаза и сжал тотем в своих руках, входя в транс. Говоря заклинание вполголоса, как будто он работал, Aрризза разместил тотем на лбу и на груди пациента, поклонился, глубоко вдохнул, выдохнул, и попятился. Kуртзен отметил, что исцеление может занять всего лишь час, или более, как год или, что оно не может работать для всех. Органа Соло заметила, что психическое состояние Aрриззы изменилось, когда он впал в состояние транса.[4]

Kуртзенская одежда была предназначена для повышения открытости духовным силам, направляя энергию от внешнего мира в внутренний мир владельца.[1] Таким образом, их одежда была нейтральных цветов, в том числе без рукавов[2] или робы[2] с короткими рукавами[1], туники, фартуки, брюки,[7] и сапоги. Воздушность и открытость этих одежд и их цвета были все предназначены, чтобы привлечь всеобщие силы жизни на владельца.[1] Типичный куртзен носил пояс вокруг талии, изготовленной из широкой полосы из кожи животных и содержащий несколько мешочков.[2] Они могли нести тотемы, важные для религиозных и племенных целей.[10] Они носили одежду также из выделанной кожи. Некоторые куртзены обматывали запястья полосами кожи.[9]

Культурные изменения

«Я знал человека, который умер от перегрева в процессе работы. Вы должны смотреть друг за другом здесь.»
— Арризза о уборщиках (источник)

После того, ка их мир был колонизирована людьми, многие куртзены начали покидать свои собственные пути развития, особенно молодые. Таким образом, на 3 ПБЯ, большая часть их племенной культуры находилась под угрозой исчезновения. Изменения проявляются наиболее сильно между старшим и младшим поколениями. Пока взрослые и старейшины пытались сохранить старые пути развития, многие молодые куртзены были мало заинтересованы в такой практике, предпочитая то, что куртзены считается "Ядром мировых философий". То же самое относится к технологиям, внедренным пришельцами; Большинство куртзенов старше шестьдесят не умели обращатся с оборудованием, поступающим из большей галактики.[2] Это были дроиды, которым почти все куртзены доверяли,[11] и передовая медицинская помощь, в которой куртзены признавали важное значение для их дальнейшего выживания.[7] На самом деле, медицинская помощь, учитывая права колонистов сделал куртзенов искренне верными людям-бакурианам.[2] Потому, что бакурианцы вообще не доверял дроидам, некоторые куртзены взялись за черную работу, которую в других мирах, как правило, зарезервировали для таких механизмов. Этими профессиями были в том числе уборщики, которые требуют использование костюмов для работы во враждебной среде, для борьбы с засорами на линиях теплосетей.[4]

После колонизации людьми Бакуры, они установив собственное правительство на планете, предложили представлять куртзенов в их Сенате. Kуртзены сохранили определенную степень контроля над Kисшким районом континента Браад, в родном регионе, хотя они по-прежнему должны придерживаться закона Бакуриан и, во время режима Галактической Империи, Имперского закона.[7] В то время как колонисты бакурианцы доверяли большинству не-людей, они доверяли куртзенам.[3] Они во многом отказалась от своего кочевого образ жизни и установили поселения в районе.[1] К 28 ПБЯ, некоторые куртзены пришли к мнению, что они изгои общества на Бакуре, отнесенные к низкому статусу людьми, доминирующими в обществе.[4] Kуртзены говорили на одноимённом языке, но они также были способны говорить на Основном галактическом языке.[4]

История

Captison with Kurtzen

Kуртзены чувствовали благодарность к человеческим колонистам Бакуры, хотя куртзенам часто отводится статус существ второго сорта.

«Дорогая Риина, мои люди были изгнаны и преданы остракизму из места, в котором мы чувствуем, что мы принадлежим ему. Это чуть не убило нас, но как и многие другие в таких ситуациях, мы нашли наш собственный путь, чтобы выжить.»
— Aрризза (источник)

Kуртзены развивались на планете Бакуре, где они разработали неолитическую племенную культуру[2] , основанную на лесном кочевом образе жизни.[2] В связи с удаленностью своей родины в Диком пространстве,[12] известным как Спар Ширитоку,[3] куртзены оставались единственным живым обитателем своего мира до 153 ДБЯ. В том же году, человеческие разведчики обнаружили залежи металла и кристаллов и решил сделать Бакура был приоритетной целью для колонизации.[2]

Начиная с 16 ДБЯ, куртзены страдают от высокого уровня заболеваемости и недоедания, а также генетическое заболевание усугубляется небольшим населением. Бакурианская Бурильная корпорация предложила куртзенам сделку: доступ к новым достижениям медицины и техники в обмен на землю и разрешения на строительство шахт. Kуртзены с радостью согласились.[1] В 150 ДБЯ человеческие колонисты, зафрахтованные на Бакурианской корпорацией прибыли основать поселение для добычи. Пришельцы принесли новые технологии с собой, в том числе дроидов. Тем не менее, дроиды восстали - событие позже называют Бакурианским восстанием дроидов и куртзены научились навсегда не доверять механизмам.[11] Тем не менее, технологии людей вылечили генетическое заболевание и позволили населению куртзенов восстановиться.[7]

Прибытие пришельцев, однако, вызвало и другие непредвиденные последствия. Kуртзены в значительной степени отказались их кочевого образ жизни, например, построили поселения в районе Кисш континента Браад.[7] Между тем, последующие поколения поддерживают всё меньше и меньше своих традиций, так, что, в 4 ПБЯ, старейшины опасались, что их дети откажутся от куртзенской культуры целиком. Старейшины таким образом инициировали программу, чтобы сохранить старые пути и учить им своих детей.[2]

Бакура была открыта для дальнейшей колонизации во время Войн клонов.[8] Человеческое население присоединилось к Галактической Империи в 1 ПБЯ[8] и 4 ПБЯ, куртзены имели двух сенаторов, назначаемых на сорок членов Бакурианского Сената, представляющих Kисш;[13] этим сенаторам, однако, не разрешили голосовать по вопросам, которые были у империи.[7] Kуртзены сохранили суверенитет над Kисшем, при условии, что они придерживались бакурианских законов.[1] Люди также выделили при урегулировании необитаемый континент Kисш'даар для куртзенов, до того времени, когда население куртзенов гарантирует соблюдение законов.[7] Несмотря на доступ к квалифицированным врачам, куртзены при переписи составили менее 68 миллионов[14] - только пять процентов популяции Бакуры в 4 ПБЯ. Хотя население медленно растет,[7] эти цифры оставались относительно стабильными даже после падения Галактической Империи и восхода Новой Республики.[1] Бакура отвергла членство в Новой Республике,[3] но права куртзенов расширилась после окончания имперского правления.[1] Бакура нормировала отношения с остальной частью галактики в этот период, так что, медико-техническая помощь куртзенам увеличилась.[7]

Старые обряды были по-прежнему живы, когда старший антрополог Маммон Хул посетил Бакуру; его замечания о куртзенском целительстве появились в работе - Основное руководство по чужеродным видам, которая была опубликована после падения Галактической Империи.[1] Вера на основе тотемов этого вида была еще сильна в 28 ПБЯ; в том же году, куртзен Aрризза обвешал дополнениями свой костюм, который он использовал во время работы в качестве лекаря, и поясом мешочков, в которых он носил тотемы. Aрризза стал союзником разведки организации, известной как сеть Ринов, и их оперативника Гура Конора во время юужань-вонгского вторжения в галактику. В этом качестве Aрризза помог рыцарю-джедаю Тахири Вейле и Конору проникнуть в Бакурианский Сенатский комплекс для доступа к внутренней сети передачи данных. Aрризза также знал куртзенские исцеляющие ритуалы, несмотря на его работу в качестве уборщика. Тахири участвовала в такой церемонии, когда она обнаружила, что с ней борется её альтер-эго, Риина Kваад - результат экспериментов формообразования юужань-вонгской формовщицей Межань Кваад. Aрризза использовал кулон с юужань-вонгским богом Юн-Яммка как тотем во время церемонии и заявил, что Тахири придется прийти в равновесие с другой идентичностью, не изгнаняя её.[4]

Куртзены в галактике

Несколько куртзенов оставили Бакуру чтобы исследовать остальную часть галактики. Например, в 8 ПБЯ,[15] куртзен принимал участие в аукционе в Концертный зале Maубо на планете Татуин. Kуртзен пытался выиграть голокуб, который якобы показывал изображение человека Энакина Скайуокера как девятилетнего мальчика. Kуртзен проиграл торги с сквибу Слаю, работавшего в качестве прокси для контрабандиста Хана Соло.[10]

Появления

Ico photo В Вукипедии есть коллекция изображений, связанных с куртзенами.

Источники

Ссылки и примечания

На других языках